Dante-4 -

Перейти к контенту

Главное меню:

Dante
 
 


Ад


    Песнь 28.
    В девятом рве Данте видит рассеченных людей, один из которых - Магомет, со свисающими из нутра внутренностями,- в глазах правоверного католика, внесший в мир раскол. Виновников распрь и раздоров позади калечит дьявол, но раньше чем они вновь до него дойдут, раны успевают зарасти. Зять Магомета Али изображен с рассеченной головой, как создатель раскола уже в самом исламе. Здесь также Дольчино, глава секты "апостольских братьев" и Пьер да Медечина. Все они в крови, рассечены, обезображены. Здесь также римлянин Курион, побудивший Цезаря начать гражданскую войну. Во рту его обрубок языка. За ним Данте видит тело, шагающее без головы и держащее за космы свою срезанную голову. Это Бертрам де Борн, провансальский трубадур 12-го века, много воевавший с братом, соседями, побуждавший воевать других. Под его влиянием старший сын Генриха Второго поднял мятеж против отца. Такая кара постигла его за расторжение связей родства.

    Песнь 29.
    Вергилий обращается к Данте с призывом не останавливаться и не поддаваться состраданию. Данте говорит, что здесь должен находиться его родич Джери дель Белло. Его родственники не успели еще отомстить родне его убийцы, и это тяготит Данте, который, как сын своего века, считал кровную месть правом и обязанностью члена рода. Вергилий отвечает, что видел того с моста, гневно указывающего на Данте перстом, причиной его негодования был Данте, который жалеет своего родича.
    Путники останавливаются над десятым рвом, источающим стоны и смрад. В нем караются поддельщики: металлов, людей (самозванцы), денег и слов (лжецы и клеветники). Данте видит томящихся людей, расслабленных и пораженных зловонной чесоткой. Это поддельщики металлов. Здесь Данте беседует с двумя алхимиками (хотя алхимия и считалась дозволенным искусством, но им злоупотребляли для подделки металлов). Один из них, химик Капоккьо, сожженный в 1293 году, был школьным товарищем Данте.

    Песнь 30.
    В это время на них набрасываются две тени, кусающие всех кругом. Один из них вгрызается в шею Капоккьо и бежит с ним. Это поддельщики людей, выдававшие себя за других. Когда они исчезают, Данте идет к остальным. Одни из них раздуты водянкой и, терзаемые жаждой, распяливают губы. Это поддельщики денег. Среди них известный фальшивомонетчик Адамо. Недалеко лежат двое других, мучимые горячкой и головной болью. Они - поддельщики слов. Это жена Потифара, лгавшая на Иосифа, и греческий юноша Синон, убедивший троянцев ввести в Трою деревянного коня. Данте становится свидетелем перебранки между греком и фальшивомонетчиком. Вергилий укоряет его за то, что он это слушает, и Данте испытывает стыд. Вергилий говорит, что позыв слушать препирающихся людей - низменный позыв.

    Песнь 31.
    Они идут равниной, отделяющей десятый ров Злых Щелей от центрального колодца. Кругом ни день, ни ночь. Вдруг Данте слышит звук, похожий на звук рога. В сумрачном свете перед ним возникает строй каких-то башен, и он спрашивает, что это за город. Вергилий отвечает, что это не башни, а гиганты, низвергнутые молниями Зевса. Они стоят в колодце вокруг жерла и до пупа закрыты оградой. Понемногу, шагая под уклон, Данте различает гигантов. Он хорошо видит одного из них. Это Нимврод, царь сенаарский, замысливший башню до небес (вавилонское столпотворение). Данте уделяет ему участь богоборцев-гигантов. Ничьих речей он не понимает, и его слова никому не ясны. Звук его рога и слышал Данте (в Библии он назван "звероловом"). Идя левее они видят другого гиганта, больше и дичее, он оплетен цепью. Это Эфиальт, исполин, который вместе с братом Отом пытался взять приступом небо. Данте спрашивает о другом гиганте, Бриарее, и Вергилий отвечает, что он далеко отсюда и внешне похож на Эфиальта. Потом они приближаются к Антею, сыну Посейдона и Геи, которого победил Геракл. В битве гигантов с богами Антей не участвовал, поскольку родился позже, он не скован цепью и понимает речь. Вергилий, обращаясь к нему, просит спустить их вниз, на озеро Кацит. Антей опускает их в провал.

    Песнь 32.
    Они оказываются на дне охраняемого гигантами колодца,- это ледяное озеро Кацит, где караются обманувшие доверившихся, т.е. предатели. Это последний круг Ада, разделенный, без видимых границ, на четыре концентрических пояса. Первый из них - Каина, где казнятся предатели родных. Они по шею погружены в лед, и их лица обращены книзу. Данте чуть не наступает на головы двум грешникам. Окованные во льду, лица их обледенели, слезы наполнили веки и застыли. Данте встречает двух братьев, закованных рядом, враждовавших при жизни и убивших друг друга. Потом он видит сотни лиц во льду. Здесь начинается второй пояс - Антенора, где казнятся предатели родины и единомышленников. Они также вмерзли в лед по шею, и лица их обращены книзу, но еще более обезображены холодом. По пути Данте случайно ушибает ногой висок одному из них - предателю-гвельфу. Здесь находятся многие известные предатели. Данте замечает, как один замерзший грызет другому затылок, отирая лицо, залитое кровью, о его волосы.

    Песнь 33.
    Это старые политические враги - граф Уголино и архиепископ Руджери. Уголино описывает Данте обстоятельства своей гибели по вине врага, и ужас его рассказа потрясает поэта. Затем Данте ощущает что-то подобное ветру и спрашивает Вергилия, но тот отвечает, что скоро он все узнает сам. Они вступили в третий пояс - Толомею, где караются предатели друзей и сотрапезников, навзничь вмерзшие в лед. Данте видит монаха Альбериго, виновного в вероломном убийстве, хотя весной 1300 года этот человек был еще жив. Душа отвечает Данте, что ей неизвестно, как живет тело, но она уже здесь. Как только душа замыслила вероломное убийство место ее в теле занял дьявол. Душа Альбериго просит Данте открыть ей замерзшие глаза, но тот не делает этого. "И было доблестью быть подлым с ним."

    Песнь 34.
    Поэты вступают в четвертый пояс, или в центральный диск девятого круга, Джудекку. Здесь казнятся предавшие своих благодетелей. Они вмерзли в недра ледяного слоя. Вергилий и Данте идут во мгле под сильным ледяным ветром. Грешники застыли в разных позах, кто вниз головой, кто весь перегнувшись. Неожиданно перед ними по грудь во льду возникает сам Дит (Люцифер). У него три лица, смыкающихся на затылке, одно над грудью и два над плечами, правое из которых бело-желтое, как у эфиопа. Под каждым из лиц растут два крыла без перьев, как у нетопырей, которыми он веет и гонит три ветра. Из глаз его текут слезы, а из трех пастей - кровавая слюна. В его пастях казнятся те, чей грех, по мнению Данте, ужаснее всех остальных: предатели величества божеского (Иуда) и человеческого (Брут, Кассий), т.е. двух властей, которые совместно должны вести человечество к блаженству вечному и блаженству земному. Иуде, который торчит внутрь головой, не так страшны зубы Люцифера, как его ногти, сдирающие с его спины одну и ту же кожу.
    Вергилий просит Данте, чтобы тот охватил его и, улучив момент, когда крылья Дита раскрываются, цепляется за его "стан косматый" и опускается вниз "меж корок льда и грудью волосатой". Опустившись до поясницы Люцифера, которая находится в самом центре земли, Вергилий переворачивается головой вниз и начинает, уже в южном полушарии, подъем вверх. Данте кажется, что Вергилий обратился вспять. Голени Люцифера, зажатого в каменное дно Джудекки, окружены пещерой. Сюда Вергилий выносит Данте и помогает ему сесть на край отверстия, из которого торчат ноги Люцифера, после чего сам ступает на ее дно. Данте оказывается в естественном подвале с неровным полом.
    Вергилий объясняет, что они находятся в южном своде, осеняющем безлюдное море, посреди которого стоит гора Чистилища, и противоположном северному небосводу, где посреди обитаемой суши расположен град Иерусалим. Таким образом, Люцифер, низвергнутый с небес, вонзился в южное полушарие Земли и застрял в ее центре. Земля, т.е. суша, застлалась морем, в ужасе уклоняясь от соприкосновенья с ним, укрылась под водою и вышла в нашем, северном, полушарии. Отшатнувшаяся от Сатаны земля скакнула вверх, образовав гору Чистилища, и Люцифер остался в пустоте дупла. В северном полушарии вокруг его головы земля расступилась и образовала воронкообразную пропасть Ада.
    Где-то в глубине пещеры течет ручей, и по его шуму Данте и Вергилий восходят к поверхности южного полушария. Вероятно, этот ручей уносит воды Леты, стекающие с вершины Чистилища в преисподнюю. Наконец, они выбираются на свет.



Песни 28-34

Главная
 
Дальше
 
Поиск
Назад к содержимому | Назад к главному меню