Dante-7 -

Перейти к контенту

Главное меню:

Dante
 
 


Чистилище


    Песнь 18.
    Данте расспрашивает Вергилия о природе любви. Охваченный дремотой в ночи он вдруг различает тени, бегущие в их сторону. Потребность двигаться у них такая, что они не могут остановиться. Одна из теней указывает путь и успевает на бегу про себя рассказать. Когда сонм бегущих удаляется, Данте окончательно погружается в дрему.

    Песнь 19.
    Во сне Данте видит женщину, олицетворяющую три греха, искупляемых в верхних кругах (корыстолюбие, чревоугодие и сладострастие); она с желтым лицом, кривая, хромая, с культями вместо рук. Под взглядом человеческим она преображается, превращается в сирену и поет. Но тогда возникает "святая и усердная жена", олицетворение разума, которая набрасывается на первую. В этот момент Вергилий будит Данте. Они продолжают путь, и их опять встречает ангел, показывающий дорогу. Вергилий объясняет Данте его сон.
    В пятом круге они видят людей, поверженных к земле ниц. Данте беседует с кардиналом Фьески, избранным папой Адрианом Пятым и умершим через 38 дней после избрания, повинном в жадности. Поскольку взгляд его на земле не был подъят к высотам, а стремился к земному, так здесь он возмездьем прижат к земле. Данте из уважения к сану становится перед ним на колени, но тот говорит, что он больше не папа, затем просит Данте оставить его.

    Песнь 20.
    Данте и Вергилий с трудом пробираются по стене из-за слишком большого числа лежащих корыстолюбцев. Данте встречает родоначальника французской королевской династии Гуго Капета, который обличает действия французского короля Филиппа Четвертого и других своих потомков. Затем они становятся свидетелями небольшого землятресения и слышат крик - "слава в вышних", восхваление волхвов Христу. Продолжая путь Данте терзается в сомнениях, что это было.

    Песнь 21.
    На пути они встречают идущий той же дорогой дух римского поэта Публия Папиния Стация. Тот объясняет, что гора задрожала не от природных катаклизмов, которых здесь не бывает, а тогда, когда одна из душ познает себя чистой и начинает подниматься вверх. Это он сам, более пятисот лет проведший в очищении и удостоенный лучшей доли,- оттого все дрогнуло, и прозвучала песнь,- вознестись из Чистилища в Рай. Узнав, что перед ним Вергилий, его любимый поэт, вдохновивший его на труд, Стаций падает к его ногам, позабыв, что он тоже тень.

    Песнь 22.
    Втроем они продолжают путь. Вергилий говорит, что о любви Стация к нему он знал от Ювенала, сошедшего в Лимб. Затем Стаций объясняет, что грех, от которого он очищался в пятом круге, был грех противоположный скупости.
    Одна из эклог Вергилия в средние века была истолкована как пророчество о пришествии Христа, и существовали легенды о том, что она обратила в христианство многих язычников. К ним Данте и относит Стация. Он крестился, но утаивал свое христианство, за что более четырех веков и пробыл в четвертом круге.
    По просьбе Стация Вергилий рассказывает о тех, кто находится в Лимбе. Вскоре на их пути возникает дерево с благоухающими плодами и сужающееся книзу, так что влезть на него трудно. Со скал спадает влага и растекается по листьям. Голос, обращенный к душам чревоугодников, произносит из листвы:"Вам запретно это благо!"

    Песнь 23.
    Мимо путников проходит толпа молчащих теней, страшно истощенных на вид, с шелудивой кожей. В одном из них Данте узнает своего приятеля и родственника жены Форезе. Тот говорит, что это дерево - источник терзаний тех, кто наказан за чревоугодие. За короткий срок подняться из Предчистилища до шестого круга Форезе помогли молитвы его жены. Данте представляет ему своих спутников.

    Песнь 24.
    Форезе рассказывает Данте о тех, кто находится в этом круге. Данте решается заговорить с Бонаджунтой Орбиччали, луккским поэтом, представителем сицилианской школы поэзии. Данте формулирует психологическую основу как своей поэтики, так и всего "нового пленительного лада", или "сладостного нового стиля" ("dolce stil nuovo"): "Когда любовью я дышу, то я внимателен; ей только надо / Мне подсказать слова, и я пишу". Этот стиль пришел на смену господствовавшим до него течениям: сицилианской школе, подражавшей провансальским образцам, и, т.н. "ученой" школе. Его представители: Данте, Гвидо Кавальканти, Лапо Джанни, Дино Фрескобальди и другие. Бонаджунта признает, что он далек от этого прекрасного стиля.
    Данте видит и другое плодовое дерево. Голос в листьях наставляет их идти мимо, ибо это отпрыск Древа Познания Добра и Зла, которое растет в Земном Раю. Наконец все трое выходят на простор, и тут их встречает ангел, стирающий с чела Данте легким ветром след очередного греха и указующий верный путь. "Блажен, чье озаренье столь благодатно, что ему чужда услада уст и вожделенье вкуса".

    Песнь 25.
    Данте спрашивает своих спутников, каким образом душа может испытывать физические муки. Стаций ему разъясняет, что оболочка душ отражает их внутреннее состояние и, близко следуя Фоме Аквинскому, излагает учение об утробной жизни человека, происхождении разумной души и о посмертном ее существовании в бестелесной оболочке. Расходясь с Фомой, Данте, однако, утверждает, что душа после смерти, воздействуя на ближний воздух, принимает новый облик, т.е. зримую тень. Таким образом, душа после смерти не становится бестелесной.
    Они подходят к горному склону, бушующему в огне. Из обрыва бьет ветер и пригибает к стене пламя. Они идут вдоль края обрыва, избегая огня с другой стороны. Слышится молитва о ниспослании душевной и телесной чистоты. Там, в огне, идут и поют вереницы духов. Это души сладострастников.

    Песнь 26.
    Им навстречу по объятому пламенем пути движется новая череда духов. Проходя мимо друг друга они на миг устремляются друг к другу с лобзаниями и объятиями, и вновь расходятся. Одни из них виновны в содомии, другие - в безудержной страсти (по-скотски безудержной). Данте говорит с Гвидо Гвиницелли, поэтом "ученой" школы, ближайшим предшественником "dolce stilo nuovo", к которому относится с большим почтением. Затем, с еще большим почтением, он приближается к другой знаменитости - провансальскому поэту Арнауту (Арнальду) Даньелю, умершему в 1200 году. Тот отвечает ему на провансальском языке (речь приводится в подлиннике).


Песни 18-26

 
 
Поиск
Назад к содержимому | Назад к главному меню