Сан Мартин -

Перейти к контенту

Главное меню:


ЖИЗНЬ ГЕНЕРАЛА ХОСЕ ДЕ САН МАРТИНА


I.


Он родился на территории Аргентины в 1778 году, но вырос в Испании, куда был переведен на военную службу его отец. С ранней юности он выбрал военную карьеру и поступил на службу в испанскую армию. Он очень много воевал. Сначала в Северной Африке - с маврами, потом с Францией и с Португалией, с Англией - за Гибралтар. А когда в Испанию вторглись войска Наполеона Бонапарта, который посадил на испанский престол своего брата, Сан Мартин воевал на стороне сил сопротивления за освобождение Испании от французов. Как боевой офицер, за это время он показывает себя с наилучшей стороны.

Далее возникает некий след, если не масонский (тут историки спорят), то определенно британский. Молодого амбициозного подполковника испанской армии вовлекают в деятельность некоего тайного общества. Общество это состоит из нескольких молодых офицеров латиноамериканского происхождения, а также некоторых влиятельных людей, находящихся на заднем плане. У общества есть стратегия, цель которой - освобождение Южной Америки от Испании. А находится это общество... ну, разумеется, в Лондоне (а где же еще!)

И вот в сентябре 1811 года 32-летний подполковник подает в отставку и уезжает в Англию. А через несколько месяцев, в январе 1812 г. в порту Буэнос-Айреса бросает якорь британский фрегат, на борту которого находится несколько офицеров,
готовых предложить свои услуги Временному правительству, и среди них Сан Мартин, .

Буэнос-Айрес - это всего лишь одна из провинций испанского вице-королевства Рио-де-ла-Плата, но важнейшая из них, его
центр, столица. В состав этого вице-королевства тогда входила не только территория Аргентины, а еще и Парагвая, Уругвая, Боливии.

Но к тому времени испанского вице-короля там уже нет. Воспользовавшись европейской войной и сменой власти в Испании у руля оказалась группа местных деятелей, провозгласивших себя Временным правительством. Однако заявлять о
своей независимости они пока не спешили. Этим воспользовались некоторые провинции, сразу же отпавшие от вице-королевства: Парагвай, Уругвай, Кордова.

Латинская Америка пришла в движение. Нач
инались войны и междоусобицы. В северных провинциях уже шла постоянная война. Генерал Бельграно с переменным успехом сражается то с роялистами, то с парагвайскими сепаратистами. Основные силы роялистов были сосредоточены в Перу.

Сан Мартин тем временем занимается созданием и обучением новой армии. Уже через год под его командованием находи
лся полк из трехсот обученных, дисциплинированных гренадеров.

Этими силами он успешно отбивает превосходящий по численности испанский десант, высадившийся на берега залива в районе Сан Лоренсо.

Сан Мартин становится участником и организатором нескольких патриотических обществ и ложи "Лаутаро", созданной по образцу европейских масонов. Целью общества было установление республиканского правления для всех стран Южной Америки. Вскоре последовала и политическая победа, когда в результате выступления военных офицеров и массовых народных волнений удается сместить старое Временное правительство и назначить новое, которое объяв
ляет о созыве делегатов на Национальную Ассамблею с целью провозглашения независимости и принятия конституции.

Сан Мартина назначают командующим вооруженными силами. Это было в 1814 году.

Но теперь ему нужно было спасать "Северную армию" генерала Бельграно, чьи дела шли уже совсем плохо.

Добравшись через месяц до северных границ и приняв на себя командование, он приходит к выводу, что двигаться дальше и атаковать главные укрепления роялистов в Перу отсюда было бы безумием. Его план заключался в том, чтобы обойти и атаковать врага по другую сторону Анд. Но на пути к этому замыслу находится Чили, все еще состоящее под управлением испанской колониальной администрации.

Сан Мартин занимается укреплением обороны, обучает войска, привлекает местное население и церковь, которые оказывают ему поддержку. В короткий срок ему удается восстановить северную линию обороны.

II.


Главная задача по-прежнему - освобождение всей Южной Америки от испанского господства. И главной целью на этом пути теперь является Чили.

Но для этого нужно накопить силы. Сославшись на проблемы со здоровьем, он оставляет командование, а вместо этого получает назначение на пост губернатора в приграничную с Чили провинцию Куйо. Вскоре она становится центром чилийской эммиграции. В создании новой армии принимают участие многочисленные чилийские беженцы, местные силы правопорядка, несколько офицеров из ранее созданной "Северной армии" и множество волонтеров со всей провинции. Эта армия потом получит название "Армии Анд".

Тем временем политическая ситуация в стране становилась тревожной. На созванной в 1813 г. Национальной Ассамблее при определении будущего государственного устройства делегаты раскололись на две непримиримые группы: "унитаристов", стоявших за сильную вертикаль власти, и "федералистов", предпочитавших федеральное устройство страны, наподобие США. В Буэнос-Айресе унитаристы взяли верх. В ответ на это представители федералистских провинций в 1815 году образовали свою собственную Федеральную Лигу.

В июле 1816 года в городе Тукуман должен был состоятся объединенный съезд представителей всех провинций, на котором собирались объявить о создании нового независимого государства под названием "Объединенные провинции Рио де ла Платы". Однако делегаты от Федеральной Лиги не были туда допущены, и провозглашение независимости и принятие конституции произошло без них.

Намечались контуры будущей гражданской войны. Эта война очень скоро последовала. Теперь почти на 70 лет вся будущая история Аргентины будет определяться этим противостоянием "унитаристов" и "федералистов", в ожесточенной политической борьбе, военных действиях и государственных переворотах.

Что касается самого Сан Мартина, то делегаты его провинции участвовали в Тукуманском конгрессе, однако, когда ему пришло предписание из центра выделить часть своих солдат на подавление сопротивления федералистов, он отказался это сделать. Более того, он состоял в дружеской переписке с
одним из их лидеров - уругвайцем Артигасом.

К тому времени у него уже была
достаточно мощная и хорошо оснащенная армия, подобия которой еще не было в Южной Америке, образцовая по выучке и дисциплине. В своем военном лагере он тщательно занимался подготовкой к походу в тяжелых горных условиях. Были привлечены военные инженеры для создания системы перемещения пушек через горы и возведения навесных мостов, минёры, для облегчения прохода через скалы, медики и геодезисты.

С местными индейскими вождями были заключены соглашения о сотрудничестве, позволявшие войскам проходить через их территорию. Разумеется, некоторые из них тотчас же уведомили об этом испанцев. Но эта утечка информации была
запланированной, благодаря ей испанцы думали, что главный удар придется с юга, и готовились принять врага именно в этом направлении.

На самом деле, замысел Сан Мартина был еще более дерзким и нестандартным.

Он намеревался со всем своим снаряжением пересечь горные вершины Анд и выйти туда, откуда испанцы никак не могли ждать нападения.

Этот суворовский маневр по праву считается одним из самых блестящих в военной истории и описание его входит во многие учебники военного искусства.

"Армия Анд" вышла в поход 12 января 1817 года. Она была разделена на шесть частей, каждая из которых двигалась по собственному маршруту. Однако части эти были сильно не равны. Четыре отряда численностью не более 100-150 человек были предназначены для отвлечения внимания противника. Основные силы были разбиты на две группы,
- первая, в составе 3 000 человек, находилась под командованием самого Сан Мартина и чилийца О'Хиггинса, другую, численностью 1 700 человек, вел генерал Лас Эрас. Самая трудная часть пути выпала основной группе: необходимо было преодолеть четыре заснеженых хребта, расположенных на высоте 5 000 м.

Переход занял почти месяц. Было потеряно несколько десятков солдат и больше половины лошадей, но армия вышла в тыл врага не растеряв дисциплины и в боеспособном состоянии.

8 февраля две основные части армии объединились, а 12 февраля в районе ранчо Чакабуко состоялся бой, приведший к полному разгрому испанских войск.

Войска Сан Мартина вступают в чилийскую столицу и 18 февраля городское собрание предлагает ему возглавить вновь созданное независимое государство. Но Сан Мартин отказывается, объясняя это тем, что не хочет вызывать каких-либо подозрений в аннексии соседней страны и передает полномочия диктатора Чили своему чилийскому соратнику О'Хиггинсу.

Но война за Чили еще не окончена. Продолжаются военные действия. Вице-король Перу направляет на подкрепление роялистам мощную армию - 3 400 человек, в составе которой опытные ветераны Наполеоновских войн.

Решающее сражение состоялось 5 апреля при Майпу, в котором войска патриотов, под командованием Сан Мартина, одержали безоговорочную победу.

Дорога на север теперь свободна.

Его новая цель - Перу, последний бастион испанцев.

III.


Началась подготовка экспедиции в Перу. Сан Мартин находится на территории Чили, где собирает новую армию. А тем временем ему приходит приказ от центрального правительства - срочно возвращаться в Аргентину для усмирения мятежных провинций, оказавшихся под контролем федералистов. Он опять отказывается, а все дальнейшие послания оттуда просто игнорирует.

Генерал снова принимает нестандартное решение, - для высадки в Перу он использует чилийский военный флот. Этот флот почти весь закуплен в Британии, а командует им знаменитый британский адмирал Томас Кокрейн.

20 августа 1820 г. из чилийского города Вальпараисо отправляется морская экспедиция в составе 4 500 человек, и 8 сентября она высаживается на перуанский берег в 200 км
южнее Лимы.

Для властей Перу высадка освободительной армии в такой близости от столицы оказывается полной неожиданностью. Чтобы выиграть время для концентрации сил испанский вице-король предлагает переговоры о мире. Но эти переговоры ни к чему не приводят. Сан Мартин отклоняет предложение о проведении "конституционной реформы". Его требование - полная независимость Перу от испанской короны.

Но так ли была нужна Перу независимость?

В этой стране, абсолютно непохожей на своих соседей, у колониального режима была самая прочная, экономическая база. Богатые креольские семьи - торговцы, землевладельцы, горнодобывающие магнаты - были прочно связаны общими интересами с испанской администрацией, многочисленными чиновниками. Военная сила роялистской армии пятикратно превышала силы армии Сан Мартина, в составе сил роялистов находились опытнейшие военачальники, мощный флот и укрепленные крепости.

Сан Мартин начинает наращивать ряды своих сторонников. Он призывает пополнить ряды своей армии всех перуанцев, включая даже рабов с плантаций побережья. 1500 рабов приходят к нему и получают оружие. Армия постепенного растет за счет местного населения, которого в ее составе уже больше половины.

При поддержке флота армия начинает все ближе перемещаться к столице. Теперь она уже в 50 км от нее. Основной план - блокировать Лиму и с суши и с моря и заставить город капитулировать. Одновременно эскадра адмирала Кокрейна блокирует порты, прекращая судоходство и морскую торговлю.

Тем временем отряд из 1000 человек под командованием генерала Альвареса де Ареналеса отделяется от основной армии и совершает дерзкий 3-х месячный рейд по западным Андам с юга на север, разбивая тылы роялистских сил и поднимая волнения и революционные настроения среди местного индейского населения.

В роялистских войсках начинается массовое дезертирство. 3 декабря 1820 г. целый гвардейский батальон "Нумансия" состоящий из уроженцев Венесуэлы и Новой Гранады (то
есть Колумбии) в полном составе - 650 человек - вступает в ряды армии Сан Мартина. В январе 1821 г. два северных департамента страны объявляют о своей независимости и переходят на сторону патриотов.

Самое мощное испанское вице-королевство в Америке начинает трещать по швам. В Лиме недовольные чиновники совершают военный переворот - смещают старого вице-короля, и на его место приходит либеральный генерал де ла Серна, сторонник "ограниченной" конституционной монархии.

Снова начинаются дипломатические переговоры, которые снова ничем не заканчиваются.

Между тем положение в Лиме и прибрежных городах приближается к катастрофическому, - из-за морской блокады не хватает продовольствия, угроза голода становится реальной, и в то же время в городе распостраняется холера, солдаты и жители умирают, армия роялистов становится небоеспособной. В этих условиях 5 июля 1821 года вице-король де ла Серна принимает решение оставить Лиму и передислоцировать остатки своей армии во внутренние горные районы Перу.

Столица Перу теперь свободна. Сан Мартин вступает в Лиму и 15 июля 1821 года собирает городской совет. 28 июля на центральной площади города перед ликующей толпой он объявляет о независимости Перу.

Возможно, тогда казалось что со взятием столицы война с роялистами скоро будет закончена.

Н
о на самом деле она только начиналась.

IV.


Вместе с армией вице-короля город покинуло значительное число представителей прежней администрации, а также многие состоятельные люди.

Все они перебрались в город Куско, ставший центром роялистских сил. Здесь, в горных районах роялисты обладали достаточными ресурсами для продолжения сопротивления. Под их контролем оставалось две трети территории Перу, находящейся в труднодоступной горной местности, включая Боливию, как ее часть.

Силы патриотов под командованием Сан Мартина контролировали лишь одну треть страны, и в основном прибрежные территории.

В этих условиях двоевластия 3 августа генерал де Сан Мартин принимает на себя высшие военные и политические полномочия в стране и получает звание "Протектора" (то есть "защитника") Перу. Фактически он становится временным диктатором до тех пор, пока в Перу не сформируется государственная система.

Это его решение, во многом вынужденное, стало для него роковым.

Он назначает правительство и проводит реформы. Провозглашаются гражданские права, отменяются подати для индейцев, все рабы, перешедшие на сторону патриотов, объявляются свободными, и все дети рабов, родившиеся после 28 июля тоже становятся свободными. Отменены пытки заключенных и телесные наказания в школах.

Постепенно готовится новая Конституция, в основе которой - положения о выборной системе представителей местной и верховной власти.

Но происходит и кое-что совсем другое. За 10 последних лет, под влиянием происходящих на континенте событий, в политических взглядах Сан Мартина произошли изменения.

Наверно, наибольшее влияние на них оказали события прои
сходящие на его собственной родине. В Аргентине (или как она тогда называлась "Провинции Рио-де-ла-Платы") столкновения интересов унитаристов и федералистов привели к постоянным конфликтам и распрям, которые вылились в непрерывную гражданскую войну, разорявшую и обессиливавшую страну. Да и повсюду было то же самое - и в Чили, и в Венесуэле, и на всех прочих освобожденных территориях сразу же начинались борьба за власть и распри между регионами и территориями.

Десять лет назад он сам был среди тех военных офицеров, что давили на "временное правительство" Буэнос-Айреса своими требованиями скорейшего созыва Национальной Ассамблеи.

Теперь он знал, к чему ведет такая поспешность.

Сначала надо обеспечить независимость,
а только потом свободу, - так он теперь считал.

Страна еще не готова для слишкого быстрого продвижения демократических идей.

Выход для Перу он видел в национальном государстве, созданном на основе конституционной монархии.

Это был компромисс, уступка для того, чтобы привлечь на свою сторону богатую креольскую аристократию, расширить социальную базу своей поддержки, обеспечить стабильность и прееемственность, благодаря которым можно будет добиться экономических успехов.

Втайне он посылает своего представителя в Европу с особой миссией. Суть этой миссии - найти подходящего кандидата на перуанский престол из числ
а членов какой-нибудь европейской королевской династии для обеспечения легитимности своего проекта.

(Надо сказать, что план по введению монархии в Перу вовсе не выглядел чем-то из ряда вон выходящим в те постнаполеоновские времена. Именно такой план будет вскоре осуществлен в Бразилии, когда на трон бразильского императора в 1822 году будет посажен дон Педро Первый, сын португальского короля.)

Начинает формироваться дворянство и новая аристократия. Создается Орден Солнца трех степеней, который присваивается наиболее отличившимся участникам войны. Обладатели этого ордена образуют некий закрытый клуб с большими пенсиями и привилегиями, передающимися по наследству. Кроме того, все креольские аристократы, перешедшие на сторону патриотов получают вместо старых кастильских новые перуанские титулы по названию своих земель, остав
аясь по-прежнему графами и маркизами.

В декабре 1821 г. члены Государственного совета подписали секретный акт о введении монархии в Перу. Но конечно же секретным он оставался недолго. Начинается активная пропаганда монархических идей.

Которая закончилась потом полным провалом.

В то же время не было никакой пощады испанцам. Их имущество облагалось огромными налогами, конфисковывалось, а сами они высылались из страны. Правой рукой и первым министром Сан Мартина становится молодой юрист, аргентинец Монтеагудо, - человек с темпераментом Робеспьера и глубокой ненавистью ко всему испанскому. Его усилиями на контролируемой территории почти не оставалось испанцев. В мае 1822 года были срочно депортированы последние, - за одну ночь около 600 человек вместе с женами и детьми были схвачены, посажены на корабль без имущества и вывезены из страны. Эта последняя депортация вызвала волну возмущения среди креольской элиты, которая была тесно связана с депортированными испанцами экономическими, родственными и дружественными отношениями. Постоянные налоги и конфискации, угрозы безопасности имущества и самой жизни вызывали у них ненависть к Монтеагудо и косвенно через него к Сан Мартину.

С другой стороны, монархические планы генерала подвергались резкой критике со стороны республиканцев. Его открыто обвиняли в узурпации власти, диктатуре и даже в сговоре с врагом. Бывшие его товарищи и соратники из ложи "Лаутаро" теперь высмеивали его.

Экономическая ситуация тоже не внушала оптимизма. Война и блокада разорили прибрежные районы страны. Основная рабочая сила - рабы - теперь перешла на армейскую службу. Основная экономическая сила - зажиточные собственники предприятий - либо ушли к роялистам, либо депортированы, либо были замучены налогами и конфискациями. Экономика была подорвана. Призрак голода, угрожавший недавно роялистам, теперь приближался и к патриотам.

Основной опорой генерала была армия, но и здесь дела шли плохо. Военные действия почти приостановились, так как ни у той, ни у другой стороны не было достаточно средств для решительного наступления. Планы генерального сражения постоянно откладывались, армия томилась и начинала разлагаться. Начались конфликты, ссоры, выяснения отношений. Некоторые армейские генералы стали обвинять Сан Мартина в трусости и нерешительности. Некоторые из них в конце концов покинули армию.

Кроме того, военный бюджет оскудел настолько, что платить солдатам становилось нечем, и они стали распродавать свою форму. В сентябре 1821 г. адмирал Кокрейн самовольно захватил продовольственные склады, чтобы выплатить жалованье своим матросам. После последовавшего за этим острого конфликта адмирал вместе с подчиненным ему флотом покинул берега Перу.

Авторитет генерала де Сан Мартина падал все ниже и ниже, а число его врагов росло.

А тут еще обострение туберкулеза...

Он понимал, сейчас очень была нужна успешная военная операция. Но собственных сил для этого у него было недостаточно.

Нужна была внешняя сила, - союзник, способный оказать помощь.

И такая сила существовала.

V.


Недалеко от северных границ Перу находи
лась армия другого великого "либертадора" - Симона Боливара.

К тому времени Боливар был уже президентом Республики Великая Колумбия, которая включала в себя Венесуэлу, Новую Гранаду с Панамой, а также часть Эквадора. Когда освобождение последнего застопорилось из-за сопротивления роялистов, Сан Мартин отправил на помощь Боливару часть своей армии и помог тому успешно завершить дело.

Теперь он надеялся, что Боливар в свою очередь поможет ему.

Однако у них была причина и для конфликта - территориальные претензии.

Речь шла о промышленно развитом и стратегически важном городе Гуаякиль, находящемся на побережье Эквадора у перуанских границ. Именно армия Перу освободила его от испанцев. Когда-то он входил в состав перуанского вице-королевства. Однако правительство Боливара после освобождении провинции Кито от испанских войск объявило всю провинцию, в том числе и этот город, неотъемлемой частью Великой Колумбии.

В самом городе кипели страсти, различные партии высказывались то за одну, то за другую сторону, а то и за полную независимость Эквадора. На конец июля 1822 г. был назначен референдум, на котором жители Гуаякиля должны были определить свое будущее. Расклад сил позволял расчитывать, что стороннников присоединения к Перу окажется больше.

Но все получилось по другому. За две недели до референдума в Гуаякиль вступила колумбийская армия, прежняя городская власть была низложена, а город был объявлен морским департаментом Колумбии.

Эти действия поставили две страны на грань военного конфликта.

Личная встреча двух полководцев теперь стала необходимой.

Эта знаменитая встреча, известная как "встреча в Гуаякиле" произошла с 25 по 27 июля 1822 года.

Именно тогда два великих освободителя Севера и Юга, венесуэлец и аргентинец, находясь на территории города, ставшего причиной конфликта возглавляемых ими государств, впервые увидели друг друга.

Дата их встречи стала одной из важнейших дат в истории Латинской Америки.

От нее очень многого ждали, разные политические силы возлагали на нее совершенно противоположные надежды, от нее зависело, в каком направлении повернется отныне история континента.

Самое правильное для них было бы преодолеть имеющиеся разногласия и объединить свои силы для того, чтобы покончить, наконец, с последней испанской армией в Латинской Америке, а затем решить, что будет дальше после победы...

Они должны были договориться.

Но они не договорились.

До сих пор большинство деталей этой встречи покрыты тайной. Переговоры шли в сугубо секретной обстановке, без свидетелей. Не было ни помощников, ни секретарей, не велось никаких протоколов.

А вечером 27 июля они дружески распрощались и расстались навсегда. Отныне их пути разошлись...

По сохранившимся отчетам и письмам можно примерно судить, о чем они говорили. Разумеется, оба полководца не хотели воевать друг с другом. Разумеется, оба понимали, что не все зависело от них, но они знали, что могли сделать многое и осознавали свою ответственность. Сан Мартин тщательно искал компромисса. Он был реалистом и прекрасно видел, что борьба за Гуаякиль проиграна, и не имело смысла тратить на это силы, которые сейчас были нужны для объединения против испанцев. По сути он снова самоустранился от внутренних конфликтов, как это было во время гражданской войны в Аргентине, пусть пройдет время, пусть оно все расставит на свои места. Он даже предложил Боливару создать единую Перуано-Колумбийской федерацию со столицей в Гуаякиле, но даже если такая идея и могла заинтересовать лично Боливара, без согласия колумбийского правительства он не мог бы ее осуществить.

Но, во всяком случае, военного конфликта удалось избежать. Время потом показало всю правоту позиции Сан Мартина, через семь лет пограничная война между Перу и Колумбией все-таки начнется, но закончится она в 1830 году бесславным поражением обеих сторон и провозглашением полной независимости государства Эквадор.

По общим вопросам оба полководца были согласны: всем молодым республикам следует объединиться и начать переговоры с Испанией для признания независимости. Боливар вообще мечтал создать из всех бывших испанских колоний единое государство. Монархические идеи Сан Мартина вовсе не оскорбляли его. Он и сам задумывался о чем-то подобном. Он только считал, что европейские принцы не годятся для Америки.

Но главная цель, ради которой Сан Мартин приехал на переговоры, не была достигнута. Становилось ясно, что немедленной военной помощи для борьбы с роялистами он не получит. Нет, Боливар, конечно, не отказывался от военной операции в Перу и считал совместные действия необходимыми. Но он опять ссылался на необходимость получить сначала согласие от правительства в Боготе. А когда Сан Мартин выразил готовность лично перейти под командование Боливара, чтобы служить делу освобождения Перу, Боливар категорически от этого отказался. И Сан Мартин понял, что он сам является препятствием для Боливара.

Подробностей этого разговора мы, очевидно, уже никогда не узнаем. Но было совершенно ясно, что если Боливар мог обойтись без помощи Сан Мартина, то Сан Мартин оказался в безвыходной ситуации. Он был слабее и должен был сделать выводы. И он принял решение.

VI.


В Лиму он вернулся 19 августа и встретили его нерадостно. Креольская элита не собирались ему прощать "сдачу Гуаякиля". По прибытии его ждал еще один удар: его верный соратник министр Монтеагудо не смог удержать власть в его отсутствие. Министру припомнили и огромные налоги, и конфискации, и массовые департации испанцев. По требованию жителей города он был снят со всех постов, лишен всех званий и выслан из страны (через несколько лет, несмотря на угрозы, он все-таки вернется в Перу и будет там убит).

Похоже было, что как политик, генерал де Сан Мартин оказался в глубоком кризисе. Надо было смотреть на вещи реально, - он сделал то, что он мог сделать для этой страны, он выполнил свою задачу, но теперь перед ним встали проблемы, которые он решить не мог. Ему больше нечего было предложить. Оставалось одно: либо держаться любой ценою за власть, либо уйти и предоставить место новым силам.

Через месяц после возвращения из Гуаякиля он, наконец, созывает Конституционный Конгресс, который столько раз откладывался. На первом заседании 20 сентября 1822 года Сан Мартин слагает с себя полномочия Протектора Перу. И в этот же день вечером, никого официально не уведомив, он в полной тайне садится на корабль и покидает Перу навсегда.

В умении вовремя уйти со сцены заключается мудрость политического деятеля. Не так уж много было в истории таких политиков, но Сан Мартин, безусловно, был один из них.

Но история, как известно, не останавливается...

Через месяц после его отъезда Конституционный Конгресс отменит полномочия делегации, направленной Сан Мартином в Европу на поиски короля
для Перу.

Через два месяца будет упразднен орден Солнца и отменены все прив
илегии его обладателям.

Через три месяца будет принята конституция, по которой Перу будет безусловно объявлена демократической республикой.

Через пять месяцев в стране произойдет военный переворот.

Через девять месяцев испанские войска захватят Лиму и в Перу начнется анархия.

Через четырнадцать месяцев в Перу появится Боливар со своей армией.

Через пятнадцать месяцев Боливар сам станет диктатором Перу и потребует принять конституцию с провозглашением себя пожизненным президентом.

Примерно через два года и два месяца испанские войска будут
окончательно разгромлены армией генерала Сукре под командованием Боливара.

Через шесть лет диктатура Боливара в Перу будет свергнута, да и вся его империя развалится на части...

Ну и так далее.

Боливар был сторонником "просвещенной диктатуры" и противником федерализма. Он верил, что, объединившись, образованные и энергичные люди, искренне верящие в идеалы свободы и равенства, смогут вывести свои народы из состояния междоусобной вражды и отсталости к подлинному прогрессу, преодолеть бедность и несправедливость и гарантировать права и свободы каждому гражданину без исключения. Но в отсталой стране с огромными расстояниями слабые федеральные власти не способны обеспечить порядок и управление, происходит самоуправство и неразбериха, а общее невежество порождает раздоры и разделения, вместо объединения во имя достижения общих великих целей. Чтобы это преодолеть необходимо сильное, централизованное и просвещенное
Правительство, назначаемое пожизненно, во главе с пожизненным Президентом.

Боливар смог создать огромное государство, под его властью находились территории многих современных стран: Колумбии, Венесуэлы, Панамы, Эквадора, Перу, Боливии... Он мечтал об объединении всех бывших латиноамериканских колоний в единый сильный и экономически развитый союз со свободными и образованными гражданами.

Ему пришлось пережить непонимание и оскорбления, заговоры и покушения на свою жизнь,
гибель и предательство соратников, и, наконец, развал того государства, которое он так тщательно строил.

Быть может, Боливар, в отличии от Сан Мартина, так и не сумел вовремя покинуть сцену...

VII.


Что же касается Сан Мартина, то оставив Перу он обосновался в городе Мендоса в провинции Куйо, губернатором которой когда-то был. Здесь, в предгорьях Анд, он пытается излечиться от туберкулеза, сильно обострившегося в условиях климата перуанского побережья.

Узнав, что его жена в Буэнос-Айресе в это время тяжело и смертельно больна, он настойчиво стремится туда, и неоднократно просит у правительства Ла Платы разрешить ему вернуться в город, чтобы увидеть ее.

Однако в Буэнос-Айресе вовсе не рады его появлению.

После некоторого перерыва, вызванного гражданской войной, к власти снова возвращаются унитаристы. Они прекрасно помнят многочисленные отказы генерала участвовать в военных действиях против их политических противников. Они подозревают, что посещение больной жены - это только предлог для Сан Мартина, чтобы проникнуть в страну и примкнуть к военной организации федералистов, а такой сильный и авторитетный противник им, разумеется, не был нужен. И поэтому первый министр правительства Буэнос-Айреса Рибадавиа отказывает Сан Мартину в его просьбе.

Наконец Сан Мартин получает известие о смерти жены, произшедшей 3 августа 1823 года. Теперь уже без всякого разрешения он возвращается в Буэнос-Айрес и хоронит ее на кладбище
Реколета.

Вернувшегося генерала пытаются вовлечь в политическую борьбу. Унитаристы обвиняют его в заговоре. Ему ставят в вину невыполнение приказов правительства и связи с лидерами мятежных провинций. Всего этого достаточно, чтобы привлечь его к суду.

Видя к чему идет дело, Сан Мартин, всю жизнь принципиально отказывавшийся от участия в какой бы то ни было гражданской войне, забирает свою единственную семилетнюю дочь Мерседес, находившуюся у бабушки, и 10 февраля 1824 года отбывает в Европу.

Он
и поселяются сначала в Бельгии, потом во Франции. Теперь его главное занятие - воспитание дочери, для которой он составляет свои знаменитые Максимы (правила поведения).

Но он еще пытается вернуться. Он предлагает свои услуги в деле освобождения Уругвая от Бразилии, но они уже не нужны, война практически закончена.

Зато гражданская война в Аргентине в полном разгаре.

Наконец он не выдерживает и в марте 1829 года инкогнито возвращается в Буэнос-Айрес. Впрочем его инкогнито сохраняется недолго. Его тут же пытаются привлечь к политической борьбе, которая в это время развернулась не на шутку.

Крестьянская армия одного из лидеров федералистов, губернатора провинции Буэнос-Айрес, Доррего выступила против унитаристов. Призванный возглавить армию унитаристов генерал Лаваль, бывший подчиненный Сан Мартина со времен чилийского похода, разгромил силы Доррего, а его самого казнил. Освободившийся пост губернатора Буэнос-Айреса Лаваль предложил Сан Мартину.

Однако Сан Мартин отказался. "Генерал Сан Мартин никогда не обнажит шпаги для войны со своими соотечественниками", - заявил он Лавалю. После этого он отправился в Монтевидео, пробыл там три месяца и отбыл во Францию, теперь уже навсегда покинув Америку.

Он живет вместе с дочерью в парижском пригороде. В 1832 году они оба заболевают холерой. Там их навещает молодой аргентинский врач и по совместительству дипломат Мариано Балькарсе, который их вылечивает. Через несколько месяцев он женится на 16-летней Мерседес.

Старый армейский приятель Сан Мартина, еще со времен совместной службы в испанской армии, испанец маркиз Агуадо, ставший в Париже весьма преуспевающим банкиром, назначает его наставником своих детей с весьма приличным содержанием. На эти деньги, а также на средства от продажи двух земельных участков в Перу и Мендосе (провинция Куйо), подаренных ему за его заслуги властями, он покупает дом в местечке Гран Бурж, примерно в 20 км от Парижа, где проживет почти 15 лет.

В 1848 году в Париже начинается революция. В поисках более спокойного места Сан Мартин переезжает на север Франции в город Булонь-сюр-Мер, расположенный на побережьи Ла Манша, где арендует жилье.

Здесь он и умирает 17 августа 1850 года в возрасте 72 лет.

VIII.


Через 10 лет после смерти останки генерала перевозят в другой французский город - Брюнуа, где находится фамильный склеп семьи Балькарсе. Аргентинское правительство несколько раз пытается перевезти их в Аргентину, но этому препятствуют возражения Мерседес, которая постоянно живет во Франции и не хочет расставаться с могилой отца. К тому времени ее муж становится в этой стране аргентинским послом.

Только после смерти Мерседес перенос останков генерала де Сан Мартина в Аргентину становится возможным. Это происходит в 1880 году. Его останки были размещены в одном из приделов Кафедрального собора, главного религиозного сооружения Аргентины. По легенде этому пыталась воспрепятствовать католическая церковь, якобы, из-за масонского прошлого Сан Мартина, но это не подтверждено никакими документами. Сама гробница (или "мавзолей") была создана французским скульпторам Беллёзом в характерном для того времени эклектичном стиле. У входа постоянно несет вахту почетный караул. У постамента на мраморной плите выгравированы слова: "Он победил в Сан Лоренсо, утвердил независимость Аргентины, прошел через Анды, принес знамя освобождения в Чили, Перу и Эквадор".

Уважение, которое питают аргентинцы к генералу де Сан Мартину огромно. Им было с чем сравнивать в своей истории. Властолюбие, алчность, тщеславие и жестокость многих аргентинских политиков, да и не только аргентинских, были причиной многих бед, обрушившихся на страну и на контине
нт в целом. И поэтому превосходные личные качества и государственная мудрость Сан Мартина до сих пор привлекают к его фигуре столько внимания.

МАКСИМЫ ДЛЯ МЕРСЕДИТЫ

Наверх


 
Поиск
Назад к содержимому | Назад к главному меню